?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Проблема литературной критики - довольно частый гость на страницах журналов, газет и интерент-сайтов, но, на мой взгляд,
она рассмотрена еще не со всех сторон. Я решил организовать так называемый круглый стол (round up), в котором приняли участие литкритики самых разнообразных направлений и изданий.
Тема круглого стола - "Негативные рецензии". В современном мире книги уже во многом не предметы искусства, но товары, винтики книжной индустрии.
Как следствие, появление trade journals, рассылка бесплатных книг для рецензирования, тесные контакты (даже бизнес-контакты)
авторов, критиков и издателей создают довольно плотный круг общения, когда все знают всех.
Все это ставит под угрозу само существование отрицательных отзывов и статей на книги. Есть ли место в сегодняшней ситуации
для негативной рецензии? Чем должен руководствоваться критик и обозреватель в впервую очередь? Помогают ли отрицательные рецензии - писателям, издателям, читателям - или только вредят?

Ряд критиков уже высказал свое мнение. (Ката не будет: это то же самое, что проводить круглый стол под столом.)

Валерий Иванченко ivanchenkoval 

Зачем критику ругать?

Один молодой человек спрашивает: нужны ли негативные рецензии? Сложный вопрос. С одной стороны, конечно нужны. Во-первых, самому критику, чтобы почувствовать свою важность. Критики это ведь неудавшиеся писатели, поэтому им приятно знать, что почти все писатели пишут плохо, лучше бы в народном хозяйстве трудились, согласно полученному образованию. Во-вторых, и писателям важно знать, что их товарищи пишут плохо, это делает их в собственных глазах конкурентоспособными. В-третьих, огорчённый плохой книгой читатель немного утешится, увидев как её ругают. К тому же ругательная рецензия привлекает внимание сильней чем хвалебная, так что издатели с книгопродавцами тоже должны остаться довольны.
А с другой стороны — какой от негативной рецензии прок? Ежели критика и может как-то облагородить литературный процесс, то исключительно похвалой. Ругать все горазды, а найти в говне жемчужину способен только специально натренированный человек. Писателя критикой всё равно писать не отучишь, а вот скрасить его тяжёлую жизнь легко, ведь нет скотины более благодарной на похвалу, чем писатель. Да и профессиональный уровень самой критики сильно зависит от настроя, поскольку тщательный негативный анализ текста просто невозможен — нельзя внимательно забираться в то, что тебе неприятно, поневоле станешь жмурить глаза и затыкать нос. К тому же когда ты пишешь хвалебную рецензию, многие думают, что тебе за неё заплачены приличные деньги, а это поднимает твой социальный статус.
Уже три недели, как я стал писателем-фантастом, а до этого какое-то время писал рецензии и написал их за четыре года чуть не тысячу штук. Ругательных среди них не было ни одной. Потому что, хотя объекты личной ненависти среди писателей у меня безусловно имелись, я сознавал, что трудозатраты на настоящую ругательную рецензию не окупаются полученным от неё удовольствием. Попросту не было никакого желания лезть в дерьмо из чистого энтузиазма. Если бы специально заплатили — другое дело. Так что вывод таков: все ругательные рецензии тем или иным способом оплачиваются.
Другое дело — снисходительная или пренебрежительная рецензия. Написать её совсем нетрудно, но эффект сильнее. Автора она оскорбляет куда больше, чем аргументированнный критический разгром.

пс Надо ещё добавить, что искренняя ругательная рецензия, как правило, выдаёт глупость её автора. Это даже в случае Немзера очевидно, что уж говорить о Независимом экслибрисе или моём кумире Фролове

ппс Симпатичней всего выглядит дилетантская ругательная критика, там есть над чем посмеяться. Вот, например, в моих любимых "Бельских просторах": http://bp01.ru/public.php?public=623

пппс Часто негативным или позитивным критическое высказывание становится лишь при взгляде с определённой позиции. Комплиментарно обругать и ядовито восхвалить — едва ли не самые простые из рецензентских приёмов


Борис Кузьминский delya_rape 

"Тесные контакты авторов, критиков и издателей создают довольно плотный круг общения": это не про здесь. Чтоб тесно контактировать, нужно обладать схожим составом крови и решать созвучные задачи. В России же каста критиков и каста издательских служащих за редким исключением друг другу в лучшем случае враждебны, в худшем фиолетовы. В частности именно поэтому ни одно издание не в силах наладить ковровый экспертный мониторинг, в рамках которого любые хула и хвала становятся не выкриками, а ориентирами, слагаемыми внятной системы. Куда ни ткнись, целостной картины не видно, ее не видят и сами обозреватели, на голом энтузиазме тут давно уже не выедешь. Коли так, критик в первую очередь должен руководствоваться тактикой малых дел: желанием принести практическую пользу тем читателям, десять их осталось или сто, которые покамест прислушиваются к нему внимательнее, чем к его коллегам. То есть при нынешнем положении вещей хоть какой-то смысл будет иметь лишь отрицательная рецензия на в
семи перехваленную книгу (ну и позитивная на никем не замеченную). Прочее суета, обогрев улицы: прямо вроде бы не вредит, но энтропию полегоньку умножает.


Лиза Новикова shar_liza 

    1. Есть такой сайт metacritic.com, где все газетно-журнальные рецензии выстраивают от самых положительных до самых отрицательных. Первые помечают зеленым цветом, потом идет желтый, а чем ближе к ярко-красному, тем становится интересней. Правда, с недавних пор этот сайт игнорирует книги, остались только отзывы на кино-игры. Так вот, без отрицательных рецензий спектр остается неполным: кто-то обязательно должен сигналить красным. Главное, чтобы критика была аргументированной, а не исчерпывалась оценкой «это дурно, потому что скверно». Впрочем, и в положительной рецензии тоже надо сказать нечто большее, чем «это хорошо, потому что прекрасно».

    2. Правда, последнее время усилилась такая опасность: любая отрицательная рецензия может стать для читателя «оправданием». Мол, если такая плохая книга, то и соседние тоже, наверное, не очень, так что читать вообще ничего не надо.

    3. На вопрос, «помогают ли отрицательные рецензии - писателям, издателям, читателям - или только вредят?», за меня уже давно ответил Баратынский. «Не бойся едких осуждений, / Но упоительных похвал», -- и далее по тексту: «Когда по ребрам крепко стиснут / Пегас удалым седоком, / Не горе, ежели прихлыснут / Его критическим хлыстом».

    4. Насчет «довольно плотного круга общения, когда все знают всех», это правда. Категоричное высказывание Виктории Шохиной о том, что критик вообще не должен общаться с писателями, -- верно до сих пор. Когда-то мы со Львом Данилкиным обсуждали саму возможность такого общения. Пришли к неутешительным выводам. Может, поэтому сейчас многие критики становятся писателями, а писатели – критиками. Чтобы быть «в клубе». Мол, поговорим, как писатель с писателем, а все рецензии друг на друга забудем. Наверное, это выход. Тем ценнее критики, не замеченные в написании fiction.


Сергей Соболев velobos 

Есть ли место в сегодняшней ситуации для негативной рецензии?

Конечно, место есть. Цель критика – сохранить леса для потомков, а не сделать приятно знакомому. В случае перехода на электронные читалки цель критика - сохранить здравомыслие читателей путем предупреждения от чтения маразматического бреда, после прочтения которого, происходит внедрение в мозг негативных привычек и установок, носители которых плохо относятся к людям и зверям, которые, как известно, являются неотъемлемой частью природы. Так что и в случае перехода писательского и издательского процесса с бумаги на цифру всё равно энвайронменталисткие цели являются приоритетными.

Есть ли место негативным рецензиям в прессе? Иногда нахожу. Иногда и мои печатают. Можно использовать наличие или отсутствие негативных рецензий как маркер: консьюмеристкое издание или нет.

 

Ситуацию, когда положительную рецензию оплатили как рекламу, я могу представить, позорный донос графомана А.Потёмкина в адрес владельцев «Литературной газеты» тому смешное свидетельство. Труднее представить бизнес-модель, в которой прописаны затраты на рецензии негативные.

 

Надо, наверное, сказать как бы изнутри процесса, начистоту: когда и если я пишу отзыв, я не имею в виду конкретного писателя, все шишки достаются непосредственно буковкам, придуманным персонажам, придуманным отношениям между персонажами и придуманной вселенной.

Есть теодициальная традиция творческого источника озарения: мол, поэту небеса диктуют. При таком подходе к творчеству любая критика произведения будет сродни еретизму. С другой стороны (но в рамках этого метафизического мировоззрения) плохо написанная дурная книга будет моментальным надгробием неудачливому литератору. Впрочем, и хорошо написанная гениальная книга становится надгробием еще быстрее – угрозы нобелиату Салману Рушди никто еще не отменил. Оно вам надо, господа писатели? Оставайтесь материалистами.

 

Кто хорошо пишет – плохую прессу не получает. Да и вообще, имея библиотечный и книготорговый опыт, хочу огорчить писателей: процентов восемьдесят читателей массовой и популярной литературы в принципе не запоминают что это за автор такой на обложке указан. Мир помнят, героев помнят, название – с трудом помнит половина читателей, автора вспомнит один из пяти. Когда же (и если) автор становится федеральным или международным брендом, то срабатывает забывчивость по графе «название»: люди начинают покупать и читать как будто новые книги, ранее ими купленные и читанные. Для особей с записными книжками издателями придуман обходной манёвр «переименование». Все это подтверждает издание вместо книг художественных - сборников рецептов (Донцова) и ежедневников (Коэльо) с удачными цитатками из произведений автора-бренда. Так что у автора и вправду незавидная судьба: когда читателям интересны книги, ему на автора наплевать. Когда же становится интересен сам автор, то ему (читателю) уже плевать на его книги.

 

Чем должен руководствоваться критик и обозреватель в первую очередь?

Здравым смыслом и своим вкусом. Никогда и ни в чём не изменяя своему вкусу, критик создает невидимую ему когорту читателей, которые ему доверяет.

 

Помогают ли отрицательные рецензии - писателям, издателям, читателям - или только вредят?

Скажу как читатель: помогают экономить время и средства. Такое ощущение, что издателям плохие отзывы тоже помогают. Помогают отбирать зерна от плевел и печатать плевела.


Василий Ширяев vaszjas 

Почти тезисно
1. Реально заинтересовывают ругательные рецензии. Положительные рецензии ― только фон для ругательных рецензий. Никакого нового эзопова языка типа «хула под видом хвалы» не нужно. Грамотная ругань ― лучшая реклама. Поэтому имеет смысл обсуждать риторику «перебранок» и многоэтажной хулы, в общем-то.

2. Я как формалист не считаю нужными какие-то оценки. Я могу а) сравнить с образцами, б) показать, как это сделано, и в) добавить что-нибудь от себя. Книжек очень много, «списки кораблей» у всех разные. Раньше схема была такая: все читают «Войну и мир» ― все обсуждают «Войну и мир». Сейчас все читают разные книжки. Поэтому схема другая: краткий обоюдный пересказ ― обсуждение на теоретическом уровне, зачастую чудовищном, типа «герой», «крепко свинченный сюжет» и тд. Я сам филолог-самоучка. Нас много ― поэтому жанр рецензии будет разваливаться, как и остальные жанры. Я надеюсь.

3. Чистая рецензия невозможна ― потому что она понимается с точностью наоборот. Возможны гибриды. Рецензия-мини-критическая-статья. После такой даже хорошую книгу уже незачем читать. Рецензия-эссе, где книжка будет маячить исподтишка, а на переднем плане будет какое-нибудь кино и повседневность как у Манцова.

4. Я вообще надеюсь на полное уничтожение границ между литературой и критикой. То есть роман будущего ― это «Анекдоты из жизни замечательных писателей» им. Диогена Лаэртского с элементами словаря, литературоведения и Kulturkritik.

5. Но господа, которые печатают в жанре «рецензия» где-нибудь в «Книжном оборзении» этого не очень хотят понимать.

6. Хорошая рецензия ― не та, после которой хочется прочесть рецензируемую книгу, а та, после которой хочется тоже написать рецензию.

 

Галина Юзефович youzef

Мне кажется, что отрицательная рецензия (строго отрицательная - не ироничная, не слегка недоуменная, а откровенно ругательная) в нашем деле - нечто вроде экстраординарной меры. Я для себя определила так: я пишу отрицательные рецензии очень редко (может быть, одну в год, да и то не всякий год), и только на книжки, которые по тем или иным причинам оказываются у всех на слуху и становятся своеобразными культурно-маркетинговыми феноменами. К примеру, весь город обклеен рекламой романа писателя Х, писатель Х дает интервью, его роман лидирует в рейтингах продаж, о роли писателя Х в деле просвещения молодого поколения снимают телесериал, и так далее. А я, меж тем, нахожу, что его роман - чудовищная дрянь (или, хуже того, опасная пропаганда), и считаю своим нравственным долгом предупредить об этом доверчивого читателя. В этом случае я выполняю полезную функцию - если мое предостережение сэкономит двести рублей хотя бы одному человеку, который в противном случае понес бы свои денежки в книжный магазин, или предотвратит промывку его мозгов, значит, я работала не напрасно. Но для меня в этом и состоит единственный смысл отрицательной рецензии - отговорить читателя тратить деньги и время на нечто громкое, но бестолковое.

Все же остальные проблемы решаются методом умолчания - любой пиарщик знает, что отрицательная рецензия лучше, чем отсутствие рецензии (даже самый сомнительный звон лучше тишины), так зачем же пиарить откровенные неудачи, о которых читатель без моей помощи с большой вероятностью никогда бы и не узнал? На самом деле, умолчание - очень сильное оружие, его у нас часто недооценивают.

В этой связи, например, я могу отметить как совершенно оправданную стратегию поведения Льва Данилкина в отношении книги "Подстрочник" Лилианны Лунгиной. Я не согласна с его оценкой этой книги, но я очень хорошо понимаю, что его ругательный, безусловно, отклик вполне укладывается в мою картину мира. Данилкин честно пытался эту книгу проигнорировать, но когда стало очевидно, что "Подстрочник" превратился в значимый социокультутрный феномен и просто сделать вид, что его нет, невозможно, он написал об этой книге довольно резкий текст. И это, на мой вкус, совершенно логично - молчи, если про книгу никто вокруг не кричит, и предостерегай, если чувствуешь, что книга стремительно лезет в чартах вверх.

Но мне, конечно, решительно непонятны люди, которые пишут преимущественно отрицательные рецензии. Мы в "Часкоре" публикуем две-три рецензии в день - больше, чем кто-либо другой, и все равно далеко не исчерпываем весь объем достойных новинок. Зачем тратить время и место на недовольное брюзжание, когда даже на рекомендации места не хватает?..


***

Все те, кого я приглашал, и те, кому эта тема интересна, приглашаю вас высказать свое мнение. Писатели, издатели, редакторы, критики, что думаете вы?

 

Comments

( 54 комментария — Оставить комментарий )
yu_buida
17 мар, 2010 18:03 (UTC)
Реплика Соболеву: Рушди не нобелиат, не получал он Нобелевской премии.
Что касается рецензий, то они должны быть не ругательными или хвалебными, а высококачественными.
raygarraty
17 мар, 2010 18:22 (UTC)
рецензии здесь по умолчанию рассматриваются как высококачественные.
(без темы) - velobos - 17 мар, 2010 20:48 (UTC) - Развернуть
(без темы) - yu_buida - 17 мар, 2010 20:51 (UTC) - Развернуть
twincat
17 мар, 2010 20:42 (UTC)
отличная тема :)
что важнее - флажки "ОСТОРОЖНО, МИНЫ!" или "ПРОВЕРЕНО, МИН НЕТ"? :))
youzef
17 мар, 2010 21:29 (UTC)
Поправьте, пожалуйста, мой ник - если не трудно.
raygarraty
18 мар, 2010 04:25 (UTC)
Поправил. Извините, торопился.
shurik_bronsky
17 мар, 2010 23:34 (UTC)
Глупый вопрос, извините. А что такое «негативная рецензия»?
Каким образом выражается негатив в «негативной рецензии»?
ivanchenkoval
18 мар, 2010 02:30 (UTC)
В рецензии кроме объективной информации (которая сильно зависит от угла взгляда и тона рецензента — что-то можно выпятить, о чём-то умолчать), бывает также субъективная оценка, которую следует обосновать. Если рецензенту книга не понравилась, он обосновывает, формулирует, что там такого плохого. Плохое — это типа негатив, дурацкое слово конечно. Таким образом, негатив выражается двояко: 1. в тенденциозной подаче объективной информации; 2. в общей ругательной оценке (книга плоха, потому что...). Это легко увидеть в текстах нашего кумира Фролова. Но он не рецензент, потому что вовсе не умеет создать видимость объективности и не владеет рецензентским форматом.
(без темы) - shurik_bronsky - 18 мар, 2010 05:39 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ivanchenkoval - 18 мар, 2010 05:57 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ivanchenkoval - 18 мар, 2010 06:00 (UTC) - Развернуть
(без темы) - shurik_bronsky - 18 мар, 2010 06:23 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ivanchenkoval - 18 мар, 2010 06:40 (UTC) - Развернуть
(без темы) - shurik_bronsky - 18 мар, 2010 08:19 (UTC) - Развернуть
(без темы) - raygarraty - 18 мар, 2010 06:17 (UTC) - Развернуть
(без темы) - shurik_bronsky - 18 мар, 2010 06:22 (UTC) - Развернуть
sikaraska
18 мар, 2010 02:48 (UTC)
Я против "негативных" рецензий хотя бы потому, что в них уже упоминается плохой автор. Кажется, мы у Юрия Васильевича Буйды в ЖЖ говорили на эту тему. Не надо писать о плохом авторе, не надо называть Герострата. Не поминать ни под каким соусом - ни серию, ни ISBN книги, ни даже издательство. Не давать трибуны вообще. Всегда найдётся за что обругать хорошую книгу, плохую же ни ругать, ни хвалить не за что - она плохая, ну её нафиг.
raygarraty
18 мар, 2010 06:21 (UTC)
Мне кажется, тут небольшой перекос вышел: рецензия все-таки пишется на книгу, а не на автора. Одна книга у него может быть отличной, вторая неудачной. Но автор-то не плохой, это книга плохая.
(без темы) - sikaraska - 18 мар, 2010 06:33 (UTC) - Развернуть
dgared
18 мар, 2010 05:23 (UTC)
Откровенно говоря, "многа букаф". А тема проста и бесхитростна. Требования к рецензиям такие же, как и к тому, на что они пишутся - чётче, грамотнее, умнее надо. От рецензий ждут не брани-ругани, и не патоки-елея, но максимально объективного объяснения рецензентом той субъективной реакции, которую у него вызвало произведение. И всё. Это сложно и трудоёмко и едва ли не сложнее, чем написать хороший рассказ, поэтому редкость большая. Поэтому также предпочтительнее халтурщику-рецензенту вывалить на жёсткий диск кучу оплаченной белиберды, как до этого халтурщику-писателю. И очень обидно, когда на профессиональное, качесвтенное произведение льются помои громкокричащего провокатора, хорошо освоившего рекламу и скандал, но не озабочивающегося объективностью, грамотностью, воспитанием, и, кстати, научностью.
raygarraty
18 мар, 2010 06:12 (UTC)
Максимально объективное объяснение невозможно, иногда из-за стремления к объективности получается по меньшей мере глупость.
(без темы) - dgared - 18 мар, 2010 07:13 (UTC) - Развернуть
raygarraty
18 мар, 2010 06:41 (UTC)
Я заранее извиняюсь, что снова проведу некоторые параллели между литпроцессом в России и в США, просто довольно плотно занимаюсь этой проблемой. delya_rape совершенно справедливо отметил тот момент, что издатели и критики литературы в нашем государстве расположены в разных плоскостях. Российский издатель, кажется, вообще не заинтересован, чтобы о выходе его книги узнали, не говоря уж о том, чтобы книга получила какие-то отзывы в прессе. Ему совершенно все равно, отрицательные рецензии пишутся на книгу, положительные или вообще никаких нет. Издатель чувствует себя самодостаточным: если в США в поддержку книг проводятся конкурсы, авторы ездят в туры, на телешоу, в газеты и блогерам рассылаются книги задолго до выхода, то максимум, на что пойдет наш издатель - обновит свой сайт, оповестив тех, кому это надо, о выходе книги. И даже это не всегда делается.
ivanchenkoval
18 мар, 2010 06:52 (UTC)
Это не принципиальные различия, а уровень менеджмента. В издательствах, где пиаром занимается вменяемый человек, там всё в порядке. А где, как принято, сидит случайная идиотка, там, понятное дело, ничего нет. Её способностей часто не хватает даже на то, чтобы найти случайно появившийся отзыв и выдать его за результат своей работы
(без темы) - raygarraty - 18 мар, 2010 07:34 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ivanchenkoval - 18 мар, 2010 07:52 (UTC) - Развернуть
(без темы) - raygarraty - 18 мар, 2010 08:05 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ivanchenkoval - 18 мар, 2010 08:12 (UTC) - Развернуть
(без темы) - raygarraty - 18 мар, 2010 08:29 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ivanchenkoval - 18 мар, 2010 08:41 (UTC) - Развернуть
(без темы) - raygarraty - 18 мар, 2010 08:53 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ivanchenkoval - 18 мар, 2010 09:12 (UTC) - Развернуть
(без темы) - raygarraty - 18 мар, 2010 09:15 (UTC) - Развернуть
raygarraty
18 мар, 2010 07:27 (UTC)
И еще один момент. Его отметила Джо Уолтон в одном из недавних постов на tor.com. В Штатах преимущественно (процентов 95) печатаются положительные рецензии. Рецензент получает деньги только за опубликованные рецензии. Соответственно писать негативные отзывы нет смысла, денег за них все равно не получишь. Даже если книга, кхгм, плохая, то лучше найти в ней какие-то достоинства, чтобы рецензия получилась скромно-хвалительная и ее можно было опубликовать. В России ситуация таким образом еще не сложилась (да и нужна ли она нам?): вот youzef отмечает, что Часкор публикует отзывы на книги тоже в основном положительные, нет места на ругань. Такая же стратегия, похоже, и у Книжного Обозрения: с тем отличием, что эта газета скорее вестник книготорговца, нежели источник каких-то вменяемых мнений (именно поэтому я и перестал когда-то ее читать). Весь номер состоит из положительных рецензий на разного качества книги. Однако в других местах ситуация иная, и обругать могут хоть что и хоть где (ну и хоть как). В тех же толстых журналах важен разбор, они не ставят задачу как-то повлиять на продажу книги, отсюда довольно большой процент негативных статей и рецензий. В общем, любят у нас покритиковать.
twincat
18 мар, 2010 15:01 (UTC)
По аналогии вспомнилось, простите, что влезу рылом.

Читал где-то, уже очень давно, что серьезные научные журналы просвещенного человечества принимают только и исключительно статьи об экспериментах, в которых что-то получилось. И был таки случай, когда чрезвычайно важный эксперимент по проверке какой-то теории дал отрицательный результат, в связи с чем статью не брал ни один журнал. А опубликовать было надо край, мировая наука просто-таки ждала и изнывала.

Авторы переписали статью стихами. И статья прошла. А стихи я даже и посейчас помню.

Я собственно к тому, что если рецензенту важно, чтоб информация дошла до людей - он найдет способ ее донести. Откажется от гонорара, например. В конце концов рецензент и рекламщик - немножко разные профессии.

(без темы) - raygarraty - 18 мар, 2010 15:37 (UTC) - Развернуть
shurik_bronsky
18 мар, 2010 08:58 (UTC)
У меня ещё созрел вопрос. Если негативная критика – не ругань, скандал и пр., т.е. элемент фрик-шоу убирается, то кому нужна негативная критика? Зачем нужна? Кто её читает и почему? Кто её делает и почему? Как это обстоит сейчас и как должно быть в идеале?
raygarraty
18 мар, 2010 09:08 (UTC)
Куча вопросов, на некоторые из них ответы уже написаны выше.

radian14
18 мар, 2010 10:05 (UTC)
Врубаю ответку
Поисковая площадка получилась столь широкой, что любой желающий, я думаю, старательно поводив по ней пальцем, сможет найти там и свое мнение. Я, например, пару раз занозив палец, нашел. Кровопролитной стычки (во всяком случае – пока) не получилось. Однако получился хороший морской парад и демонстрация калибров, за что я, ранее не знавший положение дел на критическом флоте, raygarraty очень благодарен.
Для себя я отметил следующие демаскирующие признаки как отдельных судов, так и флота в целом:
1. raygarraty: «В современном мире книги уже во многом не предметы искусства, но товары, винтики книжной индустрии...»
Книги перестанут быть товаром, когда перестанут иметь ценность. Не признавать в книге свойства товара – все равно, что не признавать в брюках части костюма. Столь очевидная оплошность возникла, видимо, в спешке, из-за желания поскорее бросить в круг диспутантов привлекательную косточку.
2. ivanchenkoval: «… когда ты пишешь хвалебную рецензию, многие думают, что тебе за неё заплачены приличные деньги, а это поднимает твой социальный статус». Фраза, несомненно, показательная: явная продажность поднимает социальный статус. Я надеюсь, автор не себя имел в виду. Кроме того автор несколько раз ставит знак равенства между понятиями «критиковать» и «ругать». Видимо по тому, что «Уже три недели, как … стал писателем-фантастом». Переметнулся, так сказать.
3. delya_rape: «…при нынешнем положении вещей хоть какой-то смысл будет иметь лишь отрицательная рецензия на всеми перехваленную книгу (ну и позитивная на никем не замеченную)».
При всем уважении к автору, плевать против ветра с целью выделиться и иметь собственную позицию – не одно и то же. Тем более что сам автор в такой политике замечен не был. Мною. Мой вариант: «При любом положении вещей будет иметь смысл внятно и оригинально высказанная собственная позиция». Я думаю, что эта фраза больше стыкуется с предыдущей, про «тактику малых дел».
4. 121614: «…Тем ценнее критики, не замеченные в написании fiction». Возможно ли когда-нибудь разделение критических мух и писательских котлет? Видимо – нет. Многочисленные следы взаимно почесанных писательских спинок, на которые я постоянно натыкаюсь в показаниях объектов наблюдения, явно на это указывают. Что делать? Принять как данность. Судить по таланту. Талантливая лесть лучше бездарной критики – как минимум развивает и развлекает потребителя.
5. velobos: «…Можно использовать наличие или отсутствие негативных рецензий как маркер: консьюмеристкое издание или нет». Ну… А зачем, собственно? Интерес вызывает не позиционирование, а качество. Мне, к примеру, нравится критика в «КоммерсантЪ». Помимо «консьюмеристкого издания» в тексте есть «энвайронменталисткие цели», «теодициальная традиция», и другие цветочки. Слишком жирное сено для моей лошади.
6. vaszjas: «…Я сам филолог-самоучка. Нас много…» Что тут сказать? Хорошо, что не фармацевт… Я не против того, что у некоторых критиков нет филологического образования, угрожать-то – зачем? Много их… «…Чистая рецензия невозможна ― потому что она понимается с точностью наоборот». Странно. Когда я говорю: «Это – кака, видишь – по ней опарыши ползают», какие могут быть обратные толкования? Ну, и – пара гвоздей выступления: «…После такой (рецензии) даже хорошую книгу уже незачем читать». «Хорошая рецензия ― не та, после которой хочется прочесть рецензируемую книгу, а та, после которой хочется тоже написать рецензию». Вот и я думаю: «И зачем нам какой-то Мережковский, с такими критиками?»
7. yuzef: «…так зачем же пиарить откровенные неудачи…?» - концентрат. На мой взгляд, конечно.

Тишина – самая негативная рецензия.
raygarraty
18 мар, 2010 10:23 (UTC)
Re: Врубаю ответку
Книга и есть товар, но если она перестает быть предметом искусства, то я лучше стакан семечек куплю. С бумагой в определенных местах у меня проблем не возникает.
И по пункту 4: критик (не писательствующий) осознает, что у него нет способностей сочинять, но есть способности транслировать то, что написали другие. Критик по сути вторичен, но не второсортен.
midianin
18 мар, 2010 15:12 (UTC)
По-моему сам вопрос поставлен неверно - "Нужна ли негативная рецензия?" Если негативных рецензий от профессиональных критиков не будет, пустоту охотно заполнит Интернет. Невозможно изъять ян, оставив, скажем, один инь, все рассыплется. Рецензии просто будут восприниматься материалами на правах рекламы, а такие мало кого интересуют.
raygarraty
18 мар, 2010 15:41 (UTC)
там ведь не только этот вопрос поставлен. Важно быть честным. Даже у профессионалов иногда с этим проблемы.
А Интернет это такое обобщение, к которому не знаешь, с какого бока подступиться, он везде разный.
(без темы) - midianin - 18 мар, 2010 16:05 (UTC) - Развернуть
(без темы) - raygarraty - 18 мар, 2010 16:46 (UTC) - Развернуть
(без темы) - berezin - 18 мар, 2010 19:32 (UTC) - Развернуть
raygarraty
18 мар, 2010 15:29 (UTC)
ответ Михаила Эдельштейна
В саму запись это уже не влезает, так что добавляю комментарием.
Мнение Михаила Эдельштейна:
Мне кажется, вы несколько психологизируете проблему - обозревателю
неудобно перед знакомыми писателями, перед издательскими пиарщиками,
которые прислали ему бесплатный экземпляр, и т.д. Да нет, никакого
неудобства - неудобно писать и издавать плохие книги. На самом деле
это вопрос скорее прагматический, вопрос площадок, а не психологии. В норме рецензия, как и любое критическое высказывание, - это не
монолог, а полилог, реплика в споре или в обсуждении. Если нет поля
взаимодействия между моей отрицательной рецензией и чьей-то
положительной или нейтральной - весь процесс теряет всякий смысл. А
такого поля сейчас по сути нет. Рецензия как изолированное
высказывание - это неинтересно и довольно-таки бессмысленно. То есть
отдельной проблемы отрицательных рецензий, мне кажется, нет, есть
проблема отсутствия системности в критике: практически нет вменяемых
(да и невменяемых крайне мало) специализированных изданий (отчасти
коммерсантовский "Книжный квартал", но он один и слишком редко
выходит), как следствие практически нет осмысленных диалогов, полемик,
круглых столов и проч.
Правда, буквально в последние недели, мне кажется, появились какие-то обнадеживающие симптомы, намеки на возможность движения в правильном
направлении, обозначились узлы, вокруг которых что-то такое может
отстроиться: очень правильная политика OpenSpace, разумные дискуссии в толстых журналах, раздел рецензий на ЧасКоре, данилкинские статьи и
т.д. Непонятно, что из всего этого получится, но ощущения пустыни, как пару лет назад, уже нет.

Вообще же негативные рецензии - нормальная часть литературного
пейзажа. Другое дело, что, как и любые другие рецензии, они должны
быть зачем-то. Вот плохая книга, давайте я ее обругаю - а смысл? Смысл появляется, если эта книга занимает не то место, которое ей положено по ее литературным достоинствам: получает премии, вызывает восторг коллег, становится бестселлером, то есть с какой-то стороны
симптоматична для литпроцесса. Поэтому в идеале негативная рецензия - это не только собственно литературная критика, но отчасти и
социология, анализ не просто книги как текста, но и книги как
симптома: она плоха потому-то и потому-то, но ее появление
закономерно, она вписалась в такой-то тренд, ее награждение (вариант: читательский успех) свидетельствует о том-то и том-то.
raygarraty
18 мар, 2010 15:32 (UTC)
ответ Манни Фарбера
Everywhere and nowhere, as Jonathan Rosenbaum points out in this long
essay on Farber's prickly genius, was an insult some writers directed
at Farber's criticism. Farber's writing, like his beloved category of
termite art, does tend to spill out of the frame. His points are
often so mitigated that I cannot tell whether he liked a film or not.
Maybe he himself couldn't tell. While reading this anthology, I often
found myself wondering why Farber hated a certain film so much, only
to find it cropping up on his year-end best-of list. His prose is
filled with reversals, though, and all of his praise is filled with
faint damnation and vice versa. What's most interesting about this
book is that Farber's aesthetic philosophy seems mostly consistent and
always insightful, even if his conclusions hardly ever feel
conclusive. As he outlined in his epic essay on White Elephant Art
and Termite Art (in short: white elephant art is self-consciously
showy grand statement art, a la Titanic, anything with Robin Williams
wearing a beard, or (in my opinion) Scorcese's bombastic later films,
while termite art is economical and focused on the small moments, such
as in the films of Farber's beloved Val Lewton, Werner Herzog, or
Howard Hawks), Farber found more significance in narrative that
doesn't try to direct the observer.

http://fater.blogspot.com/2010/03/negative-space-farber-on-film-and.html

ссылка от ecce-zoidberg
(Удалённый комментарий)
raygarraty
21 мар, 2010 18:13 (UTC)
Re: унас антенны сдуло
ну да, и негативная рецензия в свою очередь может быть написана куда лучше положительной.
( 54 комментария — Оставить комментарий )

Profile

raygarraty
raygarraty

Latest Month

Июнь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by chasethestars